ПРОЗРЕНИЕ(пьеса на Пасху)

10.01.2013 20:37

автор: Дмитриева Л.А.
Действующие лица: вымышленные герои, с помощью которых повествуется о некоторых подлинных событиях времен Иисуса Христа:



Кассия Набожная еврейская девушка среднего сословия, лет 17 (слепая)

Мариамь Ее младшая сестра лет 15

Сусанна Мать Кассии и Мариамь

Афаим Отец Кассии и Мариамь, фарисей

Азария Один из соседей – хромой, калека от рождения

Емима Подруга Кассии, соседская девочка, дочь Азарии

Авирон Еврейский юноша, последователь Христа, племянник Азарии

Гирсон Его близкий друг

СЦЕНА 1
(Звучит еврейская песня. На сцене садик возле небольшого еврейского дома в Иерусалиме. Кассия медленно выходит спиной к залу, под звучание фонограммы и медленно идет вдоль стены, нащупывая все время стену, пока не упрется ногами в скамейку, когда кончается пение, она садится на скамейку, и начинает работать веретеном, свереживая пряжу. Входит Сусанна)



Сусанна: Кассия, может, пойдешь в дом? Уже прохладно.

Кассия: А что, Маримь еще не пришла?

Сусанна: Да нет ее. Как ушла с утра, так и нету. Тут все словно рассудка лишились, бегают за Галилейским Плотником. Только и разговоров по городу!



(входит Мариамь с букетиком голубых цветов)



Сусанна: Явилась! Целый день где-то бродила! Ну, подожди, отец тебе задаст! (уходит)

Мариамь: Матушка на меня сердится… А я тебе цветы принесла – голубые, как ты просила. Возьми!

Кассия: (протягивает руки и шарит в воздухе руками, пока сестра не вкладывает ей в руки букетик цветов. Тогда она нюхает их.) Спасибо. (полушепотом) Где же ты так долго была?

Мариамь: Боюсь говорить, ты не поверишь.

Кассия: Ходила за Пророком?

Мариамь: Да. Я ходила за Пророком из Назарета. Его зовут Иисус! Столько народу за Ним идет! И Он учит нас.

Кассия: Смотри, отец разгневается на тебя.

Мариамь: (восторженным полушепотом) Ты знаешь, Иисус умеет излечивать людей от разных болезней, даже от проказы! И еще, хоть ты не поверишь, но Он может воскрешать умерших. На прошлой неделе мы были в Вифании, так Он воскресил Лазаря.

Кассия: В Вифании?

Мариамь: Это же совсем недалеко! Я и раньше там бывала. К тому же я ходила не одна, а с Емимой и ее отцом Азарией. Помнишь, он хромал? Ты его еще по походке всегда узнавала. Так вот, он теперь не хромает, Учитель его исцелил!

Кассия: (недоверчиво вздыхает)

Мариамь: Ну почему ты не веришь?!

Кассия: Принеси лучше воды, я поставлю цветы в воду. (Оставшись одна, она прижимает цветы к лицу) Какие нежные! Голубые цветы! Мне говорили, что голубой цвет, это цвет неба!

Мариамь: (входит с кувшинчиком воды) Вот вода. Давай помогу. (Помогает поставить цветы в воду)

Кассия: Что же ты завтра опять пойдешь за Этим Человеком?

Мариамь: О, да! Если конечно матушка позволит. Я тебе потом все расскажу. Таких чудес, какие Он совершает, никто даже не видел никогда!

Кассия: Какие чудеса? Мало ли людей умеют лечить? Подержи лучше веретено, я перемотаю пряжу. (перематывает пряжу)

Мариамь: Вот ты ничему не веришь! А ты знаешь, сколько человек он накормил пятью хлебами и двумя рыбками?

Кассия: Сколько?

Мариамь: Пяти тысяч одних только мужчин, не считая женщин и детей! И остатков от этой пищи набралось двенадцать коробов!

Кассия: Как это двенадцать коробов? От двух рыбок?

Мариамь: От двух рыбок и пяти хлебов!

Кассия: Этого не может быть! Получается, что остатков больше, чем было еды. И такое количество человек!… (убежденно) этого не может быть!!

Мариамь: Вот в том-то и дело. Он благословил эти хлебы и рыбу, и стал разламывать и давать ученикам, а те стали раздавать народу. И все наелись, и еще осталось.

Кассия: Ну, не знаю… Ты что, видела это?

Мариамь: Нет. Я, конечно, не могла видеть. Это было далеко – в пустыне около Вифсаиды. Но Азария видел, и сам ел тот хлеб. Он теперь ученик Иисуса и везде ходит за Ним… Если бы ты только поверила, Кассия! Ведь Он мог бы исцелить твои глаза!



(входит Афаим с Сусанной)



Афаим: (сурово) Что это я слышу, Мариамь? Ты ходишь за Плотником из Назарета? Это правда?

Мариамь: (вскакивает при входе отца) Да, отец.

Афаим: Ты слишком юна, чтобы выбирать себе учителей.

Сусанна: Воспитанная девушка должна сидеть дома и заниматься рукоделием!

Мариамь: Ах, отец! Он же не просто Учитель! Он совершает удивительные чудеса!

Афаим: Ты что, хочешь опозорить своего отца? Кто-нибудь из правоверных Иудеев уверовал в Него? Из членов синедриона, из священников? Из начальствующих в народе?

Мариамь: О, отец, столько народу идет за Ним…!

Афаим: (перебивая) Кто идет? Кто? Это все беднота! Чернь! Невежды в законе! Рыбаки, нищие… да еще блудницы и мытари. Истинный Иудей не позволит себе даже находиться в таком обществе! Ты знаешь, что говорят об этом Иисусе в синедрионе? Ты хочешь, чтобы меня отлучили от синагоги?!

Сусанна: Да и неприлично девице из хорошей семьи слоняться по улицам в такой компании!

Афаим: (к жене) Займи ее завтра с утра чем-нибудь. На целый день! Чтобы некогда было бродить без дела! (уходит)
 

Сусанна: Ступайте в дом, пора ложиться. (пропускает их вперед, все уходят, Кассия идет полуощупью, держась за Мариамь)

СЦЕНА 2



(Поток Кедрон. Звучит фонограмма – журчание воды и иногда крик водных птиц. Гирсон сидит, понурившись и чертя что-то на земле, а иногда бросая камешки в воду. Авирон вбегает на сцену, останавливается)

Авирон: Гирсон?… Вот ты где!… На берегу Кедрона! А я тебя везде ищу. Ты слышал, что творится в городе?

Гирсон: (равнодушно) Да, – шум какой-то.

Авирон: Ты представляешь! Должно случится что-то необыкновенное! Столько древних пророчеств исполнилось на этом Иисусе из Назарета! Ты помнишь, что было в первый день недели? Он въехал в Иерусалим на ослике! Его встречали с пальмовыми ветвями! Ему постилали на дороге одежды! Он – Царь Иудейский! Весь город пришел тогда в движение! (Оглядывается на друга.) …Как ты можешь оставаться равнодушным! Мой дядя Азария стал Его последователем. Я тоже хочу быть Его учеником! (Снова оглядывается на Гирсона, участливо спрашивает его) …Слушай, ты не болен? Ты как-то печально выглядишь.

Гирсон: (качает головой)

Авирон: Я понимаю, почему ты не разделяешь мои восторги. Ты просто никогда не видел Иисуса и не веришь в Него. Если бы ты хоть немного послушал Его учение, то сразу бы уверовал! Он учит не так как книжники или фарисеи… они просто учат, а Он учит, как имеющий власть. И Он действительно имеет эту власть. Он даже может повелевать ветру, волнам и они усмиряются…Он может ходить по воде! (наклоняется к нему) Послушай, пусть ты не веришь сейчас, но ради нашей дружбы пойдем завтра, я очень тебя прошу! Ты даже сам не понимаешь, что ты теряешь! Ведь это учение от Бога!

Гирсон: Я рад, что ты так счастлив.

Авирон: (присаживается около него на корточки) Пойми, ты – мой самый близкий друг. Мы же росли вместе. Я хочу, чтобы ты хоть взглянул на Него, услышал Его слова…

Гирсон: (равнодушно пожимает плечами)

Авирон: Да что с тобою, Гирсон? (Присматривается к другу) Послушай-ка, дружище, да уж не полюбил ли ты какую-нибудь девицу?… (тот молчит) Вот несчастье! Да разве время сейчас думать о девушках! (гневно) Ты что, ослеп? Иерусалим гудит как улей! По Иудее ходит Пророк, Который воскрешает мертвых, исцеляет прокаженных, а ты... Ну что ты сидишь, словно на погребении... Ну, скажи что-нибудь! (Снова присаживается на корточки и заглядывает в лицо друга) …Слушай, может быть, она язычница и ты боишься сказать отцу?

Гирсон: (гневно) Авирон, ну как ты мог подумать! Да никогда глаза мои не посмотрят на язычницу, которая ходит к мертвым истуканам и идолам! Отец выгнал бы меня из дома за одну мысль об этом! Нет, (вздыхает) она из нашего народа и поклоняется Живому Вечному Невидимому Богу! Если бы ты видел, как она молится! Она так смотрит на небо! У нее такие глаза! Я отдал бы полжизни, чтобы она посмотрела на меня … Но это ужасная гордячка! Я битый час проторчал над ее изгородью, она сидела в саду и пряла, так она даже головы не повернула в мою сторону. Один раз я бросил ей цветы, она и не взглянула на них! Встала и сразу ушла в дом.

Авирон: Да где ты ее нашел?

Гирсон: Она так чудно поет! Я услышал однажды ее пение, и вот с тех пор я и болею.

Авирон: Не знаю, что это ты болеешь. Если она не слишком богата, скажи отцу, зашлите к ней сватов с подарками и дело сделано. Женишься и все. Чего тут горевать?

Гирсон: А если она не захочет? Вдруг она обручена?

Авирон: Постой-ка, как ее зовут?

Гирсон: Кассия.

Авирон: Кассия?!… А где она живет?

Гирсон: Недалеко от ворот Источника.

Авирон: (опустил голову) …Это у ее калитки растет большая смоковница?

Гирсон: Ну да!

Авирон: М-м. Бедный Гирсон! …Я должен тебя огорчить. …Она никогда не посмотрит на тебя.

Гирсон: (вскакивает) Не посмотрит? Почему? Она что? обручена?

Авирон: (качает головой) Нет... Эта девушка слепая.

Гирсон: Да что ты такое говоришь? У нее такие прекрасные глаза!

Авирон: Да! Но эти глаза ничего не видят. Она слепа от рождения.

Гирсон: Откуда ты знаешь?

Авирон: Она соседка моих родственников. Мой дядя живет рядом.

Гирсон: О, горе! ... О, горе! ...Послушай.., ты говорил.., что Пророк из Назарета исцеляет прокаженных?... а слепых он исцеляет?

Авирон: Да! Я сам видел, как он исцелил двоих сразу.

Гирсон: Значит, Он может ее исцелить! Может быть, правда, отвести ее к Нему, и тогда... Она обязательно меня полюбит!

Авирон: (садится на край авансцены, свесив ноги и понурив голову, словно скучая, перебирая камешки)

Гирсон: Ну что же ты молчишь? Ты же хотел, чтобы я пошел с тобой? Я согласен!.. Ну вот! Теперь ты чем-то недоволен! Я не понимаю тебя!

Авирон: (печально) Я ему толкую о древних пророчествах! о Мессии! о вечности!… а он…! Ты помышляешь только о земном! Многие ходят за Ним только из-за выгоды. Они не ради Него ходят, а ради себя. А я люблю Его Самого!… Просто ты никогда не видел Его, не слышал Его слов. Он любит всех нас! Он готов за нас за каждого жизнь отдать! Он хочет спасти наши души. Понимаешь?… Конечно, Он может исцелить девушку, и мы пойдем завтра и будем просить Его об этом. Но не это главное!

Гирсон: (садится около него) Я и правда думаю только о себе, о своем счастье. Не сердись, Авирон. Я пойду с тобой к этому Иисусу Назарянину и постараюсь понять, о чем Он говорит. Я пойду с тобой завтра!… А сегодня уже поздно. Мне пора. Нужно еще помочь отцу. (прощаются, уходит)

Авирон: (оставшись один, задумчиво и устало) Завтра... Что будет завтра? (Играет музыка, он встает, прислушивается и уходит в другую сторону)





СЦЕНА 3



(Снова садик около дома Кассии…входят Сусанна и Афаим)



Афаим: Ты нашла для нее занятие сегодня?

Сусанна: Да. Я отправила ее к Иоанне, своей тетушке с поручением. Пусть навестит старушку… тем более скоро Пасха и праздник опресноков, пусть поможет ей приготовиться.

Афаим: А что это Кассии не видно?

Сусанна: Да она выпросилась идти с Мариамью. Тоже неплохо. А то все сидит одна, бедняжечка. Да и тетя Иоанна давно ее не видела. Она в ней души не чает.

Афаим: Ну, пусть, пусть сходят. Дело хорошее. Ничего, скоро все это закончится…

Сусанна: Что закончится?

Афаим: Да с Назарянином… до великой субботы все должно быть кончено…

Сусанна: (понимающе) А-а!

Афаим: Это уже решено!

Сусанна: (вдруг пристально смотри в зрительный зал, как бы поверх забора, следя за движущимся человеком) Что это, Афаим? Кто это идет? Не верю своим глазам! Это Азария! Наш сосед! Он совершенно не хромает!!

Афаим: (Следит глазами за тем же объектом, что и жена, бормочет про себя) Ну и что?…

Сусанна: Ты же говорил…

Афаим: Что я говорил, глупая женщина?

Сусанна: Ты говорил, что Тот человек, Назарянин, обманщик и возмущает народ? А как же тогда Азария?…

Афаим: … (возмущенно) Ну да, он исцелился. Исцелился! Но это все ОЧЕНЬ сомнительно! Такого никогда не бывало в Иудее. Такого никогда не было с тех пор как стоит мир…!

Сусанна: И если это не Бог сотворил, то кто?!

Афаим: Что ты можешь понимать?…

Сусанна: О, я уже не знаю, кто из нас глупая женщина, а кто…

Афаим: Может, ты тоже побежишь за этой толпой?…

Сусанна: А вдруг этот Назарянин – Сам Мессия?

Афаим: (грозно) Мессия из Галилеи?! Не вводи меня в гнев!!

Сусанна: Говорят, что Он родился в Вифлееме…, что Он из царского рода…

Афаим: (передразнивая) Говорят, говорят… (полушепотом) Лучше бы они взяли оружие и выгнали римлян! Ты знаешь, Кто Такой Мессия? Это Спаситель мира! Победитель! Царь царей! А ты мне будешь толковать про Галилейского плотника! И вообще, это не твоего ума дело!

Сусанна: Постой, Азария идет сюда.



(входит Азария)



Азария: Шалом алейхем, Афаим бен Иегуда! Добрый день, хозяйка.

Афаим: Шалом.

Сусанна: (смотрит пристально на его ступни) Добрый день!

Азария: Порадуйтесь за меня! Господь исцелил мою ногу!

Афаим: Сусанна, ступай в дом, принеси нам поесть. (приглашает гостя жестом сесть)

Сусанна: Иду, иду… (уходит, оглядываясь на Азарию)

Азария: Пришел тебя порадовать. Дочку-то твою, Кассию, может исцелить Иисус Назарянин. На моих глазах Он двоих слепых исцелил! Меня, калеку, человеком сделал.

Афаим: Знаешь, Азария, мы с тобой соседи и никогда не ссорились. Моя дочь выросла в доме фарисея. И я не допущу, чтобы ее смущали ересями.

Азария: Я ведь тоже не верил сначала, Афаим. Но ты же видишь, что сбываются древние пророчества!…

Афаим: Не говори мне ничего, Азария, и домашних моих не смущай. Веришь ты себе в этого Назарянина, и верь. Помог Он тебе, ну и радуйся, а меня, и семью мою не сбивай с правильного пути. И давай не будем больше об этом говорить.

Азария: Ты хоть дочь свою пожалей. Ведь потом не простишь себе…

Афаим: (бьет себя в грудь кулаком) Я наставлен в законе Моисеевом, и никто не собьет меня…

Азария: Так ведь Моисей пророчествовал о Нем! Ты только послушай…

Афаим: …Я и слушать ничего не хочу!

Сусанна: (входит с угощением, расставляет на столике)

Азария: Ну, прощай, Афаим бен Иегуда! Да просветит тебя Господь! (уходит)

Сусанна: Прощай, сосед. (смотрит ему вслед) Что это он ушел?

Афаим: Налей мне воды, женщина, да лепешку подай. И не вмешивайся в мужские дела!

Сусанна: (подает ему воду и хлеб) Никогда бы не подумала, что АЗАРИЯ! Перестанет хромать!… у него же одна нога была короче другой!

Афаим: (Ударяет кулаком по столу, и молча уходит в дом)

Сусанна: (Недоуменно пожимает плечами и тоже уходит)

СЦЕНА 4



(Кассия с Мариамью входят, держась за руки, одной рукой Кассия прикрывает глаза, их обступают, Емима, Авирон и Гирсон. Мариамь силой отрывает ладони от глаз сестры)



Мариамь: Ну не бойся, открой. Ну, посмотри на меня. Это я, Мариамь.

Кассия: Подожди, дай я проверю. (она с закрытыми глазами водит пальцами по лицу Мариамь, как это делают слепые, потом открывает глаза, девушки пристально смотрят друг на друга, потом Кассия робко улыбается, Мариамь улыбается в ответ) Правда, это ты. Нужно привыкнуть. А это кто? (показывает на Емиму)

Емима: Это я, Емима, соседка ваша.

Кассия: (прикрывает глаза, вспоминая) Емима… Я по голосу тебя узнаю.

Емима: А это мой двоюродный брат, Авирон, ты его не знаешь. А это его друг Гирсон.

Кассия: (медленно всматривается в их лица, потом медленно обводит глазами вокруг, показывает в зрительный зал, как будто на дерево, все смотрят туда же) А вот это что?

Мариамь: Это смоковница, дерево.

Кассия: (вспоминая) А-а! Оно шелестит по ночам!

Мариамь: Ну конечно, оно шелестит листвою. Это листья, зеленые листья.

Кассия: (повторяет, стараясь запомнить) Зеленые. Нужно запомнить. Постой. (поднимает глаза к небу (не вверх над головой, а вперед и чуть-чуть вверх)) А это небо?

Мариамь: Небо, Кассия.

Кассия: Оно голубое. Оно очень красивое.

Гирсон: А посмотри вон туда! (показывает вдаль, поверх голов зрителей)

Кассия: Ах!… Что это?!…

Гирсон: Это закат. Солнце садится за горизонт, и небо окрашивается вечерней зарею.

Кассия: И ты видишь это каждый вечер?!

Гирсон: Это видят все! Так сотворил Бог.

Авирон: Написано, что небо, это престол Божий.

Гирсон: А земля подножие ног Его.

Кассия: Я словно родилась вновь.

Емима: Ты видела лицо Иисуса?

Кассия: Я не помню. Он положил мне руку на глаза, вот так (показывает), и я стала видеть. Я увидела только Его глаза… И Он сразу ушел.

Мариамь: Что ты почувствовала?

Кассия: Как будто Он заглянул в мое сердце.

Авирон: Но ты почувствовала, что от Него исходит благодать?

Кассия: Не знаю, как это назвать, но я испытала такую радость, которая просто переполнила меня…

Гирсон: …Я тоже, когда увидел первый раз Иисуса, когда услышал Его слова, то испытал неизъяснимую радость… ее нельзя пересказать…

Кассия: Да, ее нельзя пересказать… это не от того, что я стала видеть… это потому, что Он… я не знаю почему…

Емима: …Представляю, что скажет дядя Афаим!…

Мариамь: …Отец не будет браниться! Мы ведь не ходили за Иисусом. Он Сам подошел к нам.

Кассия: А почему Он подошел? Как это было? Расскажи мне.

Мариамь: Ну, мы шли с тобой, и я увидела невдалеке толпу. Мы встали. Просто я не знала, как поступить. Отец же не велел ходить за Ним. И вдруг я увидела в толпе Емиму, а она увидела меня. Я замахала ей рукой.

Емима: Я увидела вас и сказала Авирону, и они с Гирсоном подошли к Учителю, и стали просить Его за тебя.

Гирсон: Мне кажется, что Он знал, что вы здесь. И знал, что вы не можете подойти сами … что отец запретил…

Авирон: … Он знает по имени каждого человека в городе! А может быть и на всей земле. И знает про нас все!

Гирсон: Воистину, Он – Господь!

Кассия: Когда Он подходил к нам, сердце мое затрепетало. Словно Он говорил к моему сердцу.

Мариамь: Так ты веришь, что Он Сын Божий?

Кассия: Верю!… к тому же простой человек не смог бы этого сделать… ну, глаза… Ты помнишь, отец многих врачей и целителей приводил к нам в дом, и ко многим он возил меня, но никто не мог мне помочь. А Господь только прикоснулся, и все…

Мариамь: И все!

Кассия: Давайте пока не будем никому говорить...

Емима: Почему? Ты боишься отца?

Кассия: Да… нет, я боюсь за него, я не знаю, как он это воспримет… Пойдем.

Гирсон: Пойдем! Мы проводим вас.



(Уходят все)





СЦЕНА 5



(Снова садик около дома Кассии. Сестры выходят в сад)



Мариамь: Вот это алая лента, смотри, эта желтая, а эта синяя... (Мариамь сидится на скамейку, а Кассия расчесывает ей волосы, она немного тревожна) Ты словно не рада, Кассия!

Кассия: Мне как-то тревожно на сердце! Отца всю ночь не было дома, что-то случилось…

Мариамь: Да что могло случиться? Отец, может, поехал срочно куда-то. Ты же знаешь…

Кассия: Просто ночью я слышала какие-то крики. Я ведь очень чутко сплю. В начале шум был за городской стеной, затем много людей вошло в город. Слышен был скрип городских ворот и стук засовов. Это еще до пения петухов. Мне кажется,… я слышала звон оружия. А рано утром был еще больший шум, и, похоже, что толпа пошла в преторию.

Мариамь: Вот чудная! Да мало ли какой шум бывает в городе? (вспомнив что-то) Постой! Я тебя сейчас развеселю! (убегает и через мгновение возвращается снова с зеркальцем в руках) Смотри!

Кассия: (берет робко зеркало) Что это?

Мариамь: Это зеркало! Серебряное зеркало. Загляни в него!

Кассия: Кто это?

Мариамь: Это ты! (смеется, заглядывает сбоку) Это ты, Кассия! Посмотри на себя получше! Посмотри! Какая ты красивая!



(Кассия рассматривает себя в зеркало, трогает изображение пальцем, она тоже смеется. Входят Сусанна и Афаим, разговаривая вполголоса на ходу)



Афаим: Синедрион был единодушен!

Сусанна: Может, оно и к лучшему…



(вдруг оба останавливаются, замерев на месте)



Афаим: Кассия!!! Что ты делаешь?!



(девушка испуганно прячет зеркало за спину и стоит, понурившись не шевелясь)



Афаим: Что ты сейчас делала, дитя мое?!

Сусанна: Что ты делала?!

Кассия: Я смотрела в зеркало, отец.

Сусанна: А-а!!…

Афаим: (Подбегает к ней, судорожно всматривается в ее глаза, встряхивает ее за плечи) Дитя мое! Ты видишь?! Ты видишь?!!! … Это Он?! … Это Он исцелил тебя? … Назарянин?

Кассия: Да, отец.

Сусанна: Боже Великий!!

Афаим: Ты ходила к Нему?

Кассия: Нет, Он проходил мимо и подошел, когда мы возвращались вчера от тетушки Иоанны.



(Афаим со стоном опускается на скамью)



Афаим: Я убил Его.

Сусанна: О, горе!

Мариамь: Как убил, отец, что ты говоришь?

Афаим: Я подал свой голос.



(вбегает взволнованная Емима и резко останавливается, увидев Афаима и Сусанну)



Емима: (испуганно и нерешительно) Шалом!

Мариамь: Что случилось, Емима? Какие новости?

Емима: Иуда Искариот предал Иисуса!

Кассия: (закрывает лицо руками, зеркало падает из ее рук и остается лежать на земле)

Емима: (медленно и прерывисто (быстрый внутренний ритм и медленный внешний)) Ночью Учителя взяли под стражу… Его связали и били,… а рано утром отвели в преторию… и там римские воины снова били Его.

Мариамь: Что же делать? Неужели нельзя Ему помочь!

Емима: Это невозможно! Иисус сказал, что Его убьют грешники. Таково о Нем пророчество, чтобы Ему умереть, а на третий день воскреснуть. Я этого не понимаю, но это нельзя изменить!

Авирон: (Голос из-за занавеса) Емима, ты здесь?

Емима: (Авирону) Да, братец.



(Авирон и Гирсон выходят на авансцену)



Авирон: Шалом, почтенный Афаим. Добрый день, Сусанна. Где твой отец, Емима?

Емима: Он ушел.

Авирон: (скорбно) Вы знаете, что Иисуса приговорили к распятию?

Емима: К распятию?!



(все это время Афаим сидит, понурившись на скамейке, зажав голову руками)



Кассия: За что же к распятию?

Авирон: За что? … Он был предан на суд Понтию Пилату, и находится сейчас в претории. Его поведут на Голгофу, там готовится казнь. Наверное, Азария пошел туда. Я тоже ухожу. Идем, Гирсон. (уходит)



(Гирсон наклоняется за зеркалом, мгновение рассматривает его сидя на корточках, затем встает, отдает молча Кассии и быстро уходит вслед за Авироном)



Емима: Я иду домой.

Мариамь: Я с тобой. (к матери) Можно, мама?

Сусанна: Идите, деточки, идите.

Афаим: Что делать, доченька?… Что делать?!

Сусанна: Что мы наделали?!…

Афаим: Пойдем на Голгофу, дитя. Может Он простит меня…

Сусанна: (накидывая поспешно покрывало на плечи) Идем, идем. (уходят)

Звучит мелодия или песня на тему Голгофы

СЦЕНА 6



(Через некоторое время Кассия с родителями выходят на авансцену, и оборачиваются к залу, глядя вдаль, поверх голов зрителей)



Кассия: Кресты! Вон, на горе!

Афаим: (падает на колени, закрывает лицо руками и стоит некоторое время, раскачиваясь из стороны в сторону)



(Начинает темнеть, слышатся порывы ветра, гаснет свет, раздаются звуки грома, и вспышки молний выхватывают из тьмы распятие, можно сделать проекцию через компьютер из фильма)



Крики (фонограмма) раздаются почти одновременно: (за кулисами или в аудиозаписи различные голоса выкрикивают одновременно и по очереди, можно с эффектом эха) Воистину, воистину Он Сын Божий! А-а! Распяли Мессию! Сына Божьего распяли! Праведника распяли! Пролили невинную Кровь! А-а! (Вспышки молний выхватывают Кассию, Сусанну и склонившегося Афаима)



Крики (фонограмма) раздаются почти одновременно: Тьма! Тьма! Бегите! А-а! Бегите! Землетрясение! Спасайтесь! Гнев Божий! Тьма над землею! Завеса! Завеса в храме разорвалась! Завеса разорвалась надвое!



(Крики постепенно становятся тише и смолкают, потом наступает полная тьма и поет хор ... продолжают вспыхивать молнии и слышаться раскаты грома. Все тихо уходят за кулисы)







СЦЕНА 7



(Занавес закрыт. Сад. Авансцена ярко освещена. Слева виден вход в гробницу. Около входа в пещеру лежит отваленный камень. Авирон и Гирсон выходят на сцену, останавливаются.)



Авирон: (приглушенным голосом, в микрофон) Это здесь. Видишь, вон та гробница: где камень отвален … Говорят, женщины были здесь еще на восходе: Мария Магдалина и другие, и гробница была уже пуста.

Гирсон: (полушепотом) А они заходили туда?

Авирон: (останавливаются) Да, но Ангел сказал им: “Что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес!

Гирсон: Они видели Ангела?!…

Авирон: Да!… Ангела! Тогда они побежали к ученикам и сказали им, потом Петр тоже приходил и увидел только пелены.

Гирсон: Давай посмотрим?

Авирон: Пошли. (заходят ненадолго, и выходят обратно, фонограмма воспроизводит звук шагов по ступеням вниз, потом вверх)

Гирсон: Никого нет.

Авирон: Значит, Он истинно воскрес!

Гирсон: Истинно!…

Авирон: (вспоминая) …Ты знаешь, Он говорил…(достает запись – небольшой свиток), я даже записал это, я кое-что записывал из Его слов. Вот здесь: (эффект эха или музыкальное сопровождение) "… Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее. Имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее."

Гирсон: …?! Значит, Он победил закон смерти?

Авирон: Выходит так. Наши отцы ведь не сразу начали умирать. До Потопа люди жили подолгу. Если бы Адам не согрешил, мы могли бы быть бессмертными. Я сначала не мог это понять, т.е. слова Господа,… а теперь… представляешь, смерть нам теперь не страшна.

Гирсон: Нам?

Авирон: Верующим в Иисуса Христа. Вот, читай: (эффект эха или музыкальное сопровождение) "… даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек"

Гирсон: Т.е. мы не умрем?

Авирон: Умрем, но потом воскреснем. Будет воскресение мертвых. Нам будет дано новое тело, какое-то другое, не это. Лучше этого, оно не будет стареть.

Гирсон: Я хочу все это изучить.

Авирон: Я тоже… (поддразнивая) А ты как будто исцелился от своей болезни?

Гирсон: (останавливаются) Ты про Кассию? Нет, я люблю ее. Просто когда я увидел Господа, во мне все изменилось. Даже моя любовь к Кассии. Знаешь, (смотрит на него) я очень люблю Иисуса! У меня даже таких слов нет, чтобы это объяснить. Я готов всю свою жизнь посвятить Ему! А с Кассией (пожимает плечами)… мы, наверное, поженимся. Но это теперь не самое главное в моей жизни, не так, как было. И вообще, для меня словно центр жизни сместился. Прежде он был на земле, а теперь на небе… (смотрит на небо)

Авирон: А ты знаешь, что Он еще сказал? (эффект эха или музыкальное сопровождение) "Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец".

Гирсон: Это за нас?

Авирон: Да.

Гирсон: (понимающе) Потому что Он любит нас. Но Его любовь не может сравниться ни с какой человеческой любовью, даже с самой сильной.

Авирон: Ни с какой!



(уходят)

СЦЕНА 8



(та же декорация, что и в 4 сцене, с одной стороны на сцену выходит Мариамь, Емима и Азария, с другой стороны выходят, Кассия и ее родители, все радостные, увидели друг друга и побежали друг другу навстречу, говоря почти одновременно, можно с эффектом эха)



Емима: Иисус Назарянин воскрес! (вступает колокол)

Азария: Он одержал победу над смертью!

Мариамь: Какая радостная весть!

Емима: Женщины видели Его воскресшим!

Кассия: Воистину, Он воскрес! Некоторые ученики видели Его!

Сусанна: Воистину, воистину, Он воскрес! Он жив! (Радостно целуются с девочками)

Азария: Победа над смертью!

Мариамь: Смерть не могла удержать Его!

Азария: Потому что Он безгрешен!

Сусанна: Он нас простил!

Афаим: Христос меня простил!



(Входят Авирон и Гирсон)



Емима: Авирон, братец! Ты слышал?! (колокольный перезвон становится сильнее, громче)

Кассия: Господь Иисус воскрес! Он жив!

Авирон: Воистину воскрес!

Гирсон: Мы были у гроба – Его нет там!

Мариамь: Учитель наш жив!

Гирсон: Любовь победила смерть!

Емима: Он являлся Апостолам!

Азария: Христос – Мессия воскрес!



(Все они поворачиваются к залу стоя в одну шеренгу или одной группой, плечо к плечу и говорят вместе)



Все вместе: Христос воскрес! (вступает большой колокол – благовест)



Зал отвечает: Воистину воскрес!



(Торжественно звенят колокола)





КОНЕЦ

http://detja.com/index.php?newsid=460&news_page=5