РАСПЯТИЕ (поэма)

02.01.2013 01:01

Исаия 53:3 «…муж скорбей и изведавший болезни…»

В Начале сотворил Бог Небо –

Огромный мир.

Великий свет

В торжественном параде следовал

Сияньем радужных планет.

Все думали, что это звезды,

Что призваны во тьме сверкать,

А это зеркала, и созданы,

Чтоб славу Божью отражать.

И вот планета голубая –

Она безвидна и пуста,

Но Слово – и сиянье рая,

И было «хорошо весьма».

Под хоры ангельского пения,

В кругу космических зеркал

Венец Божественного Гения

Мир сотворенный созерцал.

Согласие и мир дарили

Пожатия счастливых рук,

И все живое говорило

О том, как радостно вокруг!



Один лишь ангел был в сторонке.

В смятенье крылья он сложил.

Вытягивая голос тонкий,

Он непонятным чем-то жил.

В нем зарождалась жизнь иная,

Он мысль вынашивал свою,

Что лучше он, он много знает,

А славу не ему поют.

Среди всеобщего веселья,

Среди сиянья и хвалы

Взгляд помутился злобной тенью,

А мысли завистью полны…



Отец предвидел отступленье,

Он знал, что кто-то из светил

Когда-то изберет путь тленья…



А Сын негромко говорил:



-Авва Отче! Я чувствую запах боли,

Никогда Я не слышал сей странный ненужный мотив.

Он нарушил гармонию Наших прекрасных симфоний.

Авва Отче! Я ранен, и что-то как будто болит…



- Знаю, Сын Мой, Я тоже в горе с Тобою.

Очень важно теперь с наименьшими жертвами быть.

На Земле Нам с Тобой предстоит пережить много боли,

Чтоб спасенные снова могли в Нашей святости жить.



Отец и Сын в сплоченье тесном,

И Дух Святой – в кровавый пот…

Но всей Вселенной неизвестен

Мотив Люциферовых нот.

Святые ангельские хоры

Хранили верность и любовь.

Другие спорили, и в споре

Рождалась разделенья новь.

Люцифер филигранной ложью

Тиранил Божию Семью,

И третью часть из свиты Божьей

Увлек на сторону свою,

Обиду смертную лелея,

Он ею заражал других,

Он стал решительней и злее

В завоеваниях своих …



Хор небесный плачет

И понять не может:

Что все это значит?

Отчего тревожно?

Как могло случиться?

Что-то надломилось,

В центре всей Вселенной

Злоба поселилась.

Крошечная метка

Черного знаменья

Разрослась заметно

В рану всей Вселенной…



А на Земле покой и счастье,

Невинные Адам и Ева.

И Сам Создатель с ними часто

Беседует о тайнах Неба.

Адама с Евой окружают

Его чудесные дела,

Они, счастливые, не знают

Смешения добра и зла.

Создатель с нежностью взирает:

Как славно все, что здесь живет.

И только в середине рая

Соблазна дерево растет.

Вокруг него уныло бродит

Упавший с Неба херувим,

Надменным взглядом сад обводит

И видит –

Ева перед ним…



А в беспощадности мятежной

Коварный ангел знает толк:

Пленяет Еву речью нежной –

В овечьей шкуре лютый волк.

Она вкусила плод запретный,

Люцифер зло торжествовал,

Осуществив обман заветный…

Адам же добровольно пал…



Все думали, что это шутка,

Для шутки повод – сладкий плод…

Но к помутнению рассудка

Непослушание ведет.

И люди, вкусом недоверия

Познав стези добра и зла,

Пустили зло в свои артерии

И смерти страшные дела.

Теперь сердца людей – арена

Жестокой дьявольской борьбы

Безбожных нот, упавших с Неба

И первозданной чистоты.



Хор небесный плачет,

Созерцаньем ранен:

Мир земной стал мрачен,

Грех планетой правит,

Ангел лестью лживой

Ослепляет Еву,

А она пытливо

Предвкушает негу.

И Адам – правитель,

Князь земного мира

В верности любимой

Смерть слепую выбрал.

Что ж вы натворили?

Выбрали дорогу

Рабства и насилия…



И распяли Бога…



- Авва Отче! Я болен, я страшно болен,

И не знаю, как долго смогу Я терпеть эту боль.

Грех пришел ниоткуда и требует жертвенной крови.

Я согласен идти в никуда, чтобы выиграть бой.



- Знаю, Сын Мой, Я тоже в горе с Тобою.

Как Своими Руками Мне Сына на смерть отдавать?

Но в такой безысходности все отдаю Я с любовью,

Чтоб всему человечеству чадами Нашими стать.



Поколебались основания:

Люцифер занимает трон…

Построит он иное здание,

Он – зло. И князь здесь тоже – он.

И стало на Земле, как ныне –

Опустошение и мрак.

На месте красоты – пустыня,

На месте Бога – боль и страх.

Теперь не так уж стало сложно

Убить, ограбить и предать…

Но в мире все еще возможно

Живого Бога узнавать.

Он не оставил наши души

В обмане дьявольском тонуть.

Мы можем Голос Правды слушать,

Определяя верный путь.



- Авва Отче! Я так непонятно болен.

От создания мира несу эту страшную боль.

Но Я знаю, что здесь Твоей жертвенной милости воля,

Чтобы раны Мои исцелили земную хворь.



- Знаю, Сын Мой, Мы долго страдали с Тобою.

Нужно Божию Жизнь положить на уставший алтарь.

Ты Один понесешь все людские грехи и боли.

Эти муки – последнее, что предстоит отстрадать.



И не мятежную планету

Сошел под ангельскую грусть

Пронзенной вечностью воспетый

Ее Владыка – Иисус.

Посланник Нового Завета, Он – Бог,

Но все же – Человек,

Способный смертью безответной

Спасти оставленных на смерть.



Ангельские хоры

Радостны и светлы,

Устремляют взоры

На мою планету.

Здесь Владыка Неба

И Отец вселенной,

Альфа и омега,

Слава – в теле тленном.

Совершилось чудо!

И по Божьей воле,

Может быть, не будет

Больше этой боли?



- Авва Отче! Здесь каждый, как Мы с Тобою

Носит боль, от которой их души надрывно кричат.

И так невыносимо огромно присутствие боли!

И так невыразимо легко сострадает Мой взгляд.



- Знаю, Сын Мой, их боль – это Наши боли,

Каждый грешник упавший дороже Нам Жизни Самой.

И поэтому Сам Я готов умереть от тоски и горя…

Но Ты выбрал дорогу, и Я отправляюсь с Тобой…



И на Голгофе в час назначенный

Стояла Божия Семья.

И три креста взвились, как мачты,

И встали, боли не тая.

И сонмы ангелов в печали

Стояли в стойке боевой,

И каждый всполох замечали

В движеньях Князя своего:

Вот гвозди в кисти забивают…

Вот слышит ангельский отряд:

«Прости им, Отче, ведь не знают,

Что, неразумные, творят…»

Вот от злословий стынет в жилах,

Но знак Иисус не подает,

Чтоб сжечь огнем земные силы –

Жизнь добровольно отдает…

Не слышно ангельских мелодий,

Погасло солнце в вышине –

Царь вечности, толпой пронзенный,

Раскинул Руки той толпе.



- Авва Отче! Все тело крушится и стонет в боли,

И так невыносимо пронзенные кисти болят.

В самых страшных мученьях не слышу родимый Голос,

И, Мне кажется, что не увижу Отеческий взгляд…



_ Авва Отче! Опять непослушные слезы глаза Мне застят:

Я предвижу страданья и горести верных детей.

Пусть умру Я, но их защити благодатной властью,

Одари их любовью, которая смерти сильней…



- Авва Отче! Смогу Я снести все боли!

Мне под силу испытывать самую страшную боль…

Только б видеть Твой Лик, Твой желанный Лик над Собою,

Только б слышать твой Голос, Отеческий Голос Твой…



- Авва Отче! Часы одиночества давят плечи.

Мое сердце не выдержит больше минуты разлук,

Вдруг Я кану, уставший, в постылую смерь навечно?

Вдруг не встречу Твоих горячо обожаемых Рук?…



«Свершилось» - возгласил Всесильный

И дух в мученьях испустил.

И смерть Невинного сразила.

Невинный Свет во тьме застыл.

«Свершилось» - солнце встрепетало

И сотряслась сама Земля,

Толпу, что Бога распинала,

Снести без боли не могла.

«Свершилось» - вторила Вселенная,

За Иисусом повторив.

Погасла Жизнь на той арене,

Жизнь для искупленных открыв.



В трауре Вселенной

Гаснут зеркала.

В муть земного плена

Канула Скала.

Старожила-змея

Точен был укус –

От разлуки с Сердцем

Умер Иисус

Умер от разлуки

В разделенье дум,

И забылся в муках

Воспаленный Ум.

Умер смертью страшной –

Не заснул легко –

Преступленья наши

Жалили Его…

Неподвижно замер

Черный небосвод.

В тяжком ожиданье

Ангельский народ.



Недолго смерть торжествовала,

Не вечный пленник – Иисус.

Был Голос дивный, Он устало

Коснулся помертвелых Уст.

Отец над Сыном – как в распятье –

Смахнул горючую слезу

И заключил в Свои Объятья

Со всем, за что страдал Иисус.



- Сын Мой, Сын Мой! Услышь и отверзи очи!

Смерти нет, ада нет, им конец на Голгофском кресте!

Посмотри, воскресают с Тобой из греховной ночи

Бесконечное множество душ, благодарных Тебе!



- Авва Отче! Как радостно быть с Тобою!

Мои раны спасение многим народам несут!

Я в распятии больше не чувствую зла и боли!

В Моей Крови отрада для всех, ожидающих Суд!



Бог священным Словом

(грешники, поверьте!)

Разорвал оковы

Бесконечной смерти!

Разорвал оковы

Бесконечной боли,

Образуя снова

Царство Божьей воли!

Перед Ним все боли

Рухнут в одночасье!

Перед Ним все горе

Превратится в счастье!

Он Судом ответит

На источник боли,

Будет на планете

Только Божья воля!



И смерть поглощена навеки

Ценой Голгофского креста!

Триумф Иисуса ей ответил

Глаза – в глаза, уста – в уста!

Он – больше смерти, больше боли!

В Нем тонет грех глухих веков!

Он поглощает все любовью!

Он – бесконечная Любовь!



Идите, жаждущие, к водам,

Дышите свежестью добра!

Он приглашает все народы

Без платы и без серебра.

Вкушайте Хлеб Голгофский с Солью,

Вкушайте благо для души,

И насладитесь Божьей волей –

Суды Господни хороши!

Суды Господни нам – отрада,

Эдемский остров в море лжи,

Суды Господни – плод из Сада

Для вечно алчущей души.

Суды Господни – это громы

Небесных праведных вестей,

Суды Господни – капли Крови

Святого Агнца на кресте.



Слава, слава, слава

Господу Иисусу!

Откровенье Правды

На земле наступит!

Каплет Кровь святая,

Чтоб омыть виновных!

Страждущие, знайте –

Иисус вас помнит!

Все земные боли

Он Собой разбавил,

Расплескал Собою,

Чтобы нас избавить.



Услышьте, люди, сквозь рыданья:

Все ваши боли во Христе

Уже болели и страдали

На грубо срубленном кресте,

Услышьте, кто устал и ранен:

Все ваше множество смертей

Уже негромко умирало

На том чудовищном кресте.

Все ваши муки и распятья

Устали плакать прежде там,

Там уничтожены проклятья

Святою Кровию Христа.

Мы не одни на этом свете:

Средь одиночества сердец

На остывающей планете

Есть Дух Святой, Сын и Отец!