Рождественская история (Из цикла "12-й трамвай") (Заславский Виктор Александрович)

07.01.2013 23:06

А ну, отойдите от меня, дворняжки! Фу! Фу! И какое ваше собачье дело, куда я иду? Ну ладно, держите, родимые, праздник все-таки. Да и у меня радость – отхватил на рынке колбаски практически задаром! И муки на пятерку вышло столько, что хватит на всех, и еще останется! Курицу мы уже общипали, остается пирог испечь (тут уж жена постарается) и дело готово. Рождество – праздник веселый, и сегодня мы его отметим на славу! Тем более, что в этом деле, в Рождестве, то есть, я принял непосредственное участие.

А было это так. Я держал небольшую гостиницу при дороге. Усталые путники всегда с радостью ночевали у меня, а я с радостью принимал их. Им – отдых, мне – деньги. Жизнь текла своим чередом несмотря на беспорядки в Иерусалиме, несмотря на римский гнет и все такое прочее. Но однажды у меня заночевали совершенно необыкновенные гости. С виду ничего обычного – семейная пара, приехали с севера на перепись, устали как собаки, жене плюс ко всему еще и рожать скоро. А у меня как раз все места заняты. Что делать? Куда поселить? Отвел я их в хлев, к коровам и овцам – конечно, не ахти какие покои, но все-таки не на улице – и под крышей, и тепло, и сенцо есть, где прилечь мягко. Отвел я их туда, а самого дела ждут – коридоры подмести, деньги подсчитать, детей покормить. В общем, работы непочатый край.

Под конец, усталый, вышел я на улицу – подышать свежим воздухом в тишине, а то у меня от постояльцев и дыхнуть, ни отдохнуть. И тут вижу – что-то не то: ночь сегодня безлунная, а светло – хоть иголки собирай. Ну, думаю, мистика: уже и небо светиться стало. Да нет, обычное ночное небо. Откуда же это свет? Оборачиваюсь – а на небе-то звезда зажглась новая, да не такая как все – беленькие точки на черном небе – а лучистая такая, голубоватая и немножко золотом поблескивает. И яркая – хоть зажмуривайся, когда смотришь. Да еще и светит прямо над хлевом. Может, Бог сказать что-то мне хочет? Ага, вот, в чем дело: я же забыл подоить корову! Жене нездоровиться, и это дело я взял на себя, поэтому ведро в руки и вперед. Подхожу к хлеву – а оттуда крик, как у младенца новорожденного. Ну, думаю, снова мистика! Что это еще за младенцы у меня в хлеву?

Захожу – действительно, лежит младенец, прямехонько в яслях устроился. Рядом – мать. Усталая, измученная и совсем еще молодая. Ну, и как полагается, бесконечно счастлива, наглядеться на чадо свое не может. Рядом – муж: довольный, на супругу смотрит нежно, ласково. А на ребеночка – будто на ангела глядит. Скотинка моя рядом стоит, с интересом в ясли поглядывает. И как-то странно я себя чувствую: будто к царю в хоромы вошел без спросу. Ну, про семью понятно – я их сам разместил в хлеву этом, ведь негде больше. Про младенчика тоже – родился только что. Но все равно странно: необычный какой-то ребенок это. И звезда новая, прямо на ясли светит!

Тут откуда ни возьмись – заходят прямо в хлев пастухи из соседнего села и склоняются на колени перед яслями. Говорят, что пришли поклониться иудейскому царю, который родился в эту ночь, и что об этом им рассказали ангелы. Я так ничего и на понял, но пастухов не выгнал, пусть поклонятся, вреда мне от этого не будет. А молока не дам, мне еще детей кормить.

Потом съехали они от меня и стали снимать домик в городе. Муж оказался плотником, и пару раз я сам ходил к нему по делу. Однажды (после того то ли год, то ли меньше – не помню уже) подошла к моему двору целая вереница верблюдов, ослов, лошадей, слуг, и во главе – три старика одетых не по-нашему. Говорят, что это мудрецы с Востока пришли, поклониться новорожденному Царю. Ну, я им указал путь к семейке той, они пошли.

А дня через два после того. прокатилась по всей округе нашей неслыханная беда: царь повелел найти и убить всех младенцев младше двух лет включительно. Несколько дней вокруг слышался топот копыт, солдатская ругань, детские крики и плач матерей. Мою семью эта напасть не тронула (у меня самому младшему сыну пять с половиной), но у всех моих друзей в доме был траур. Невеселое было время тогда для нас.

Но самая долгая ночь рано или поздно кончается, и самые черные тучи когда-то разойдутся. Умер сумасшедший царь, и мы вздохнули свободно: прекратились ночные визиты солдат и плач матерей. Новый царь был не особенно лучше прежнего, но, как говорится, и сам воровал, и нам не мешал. Зажили мы спокойно, и те странные дни забылись. Даже новая звезда, неожиданно появившаяся в ночном небе, так же неожиданно исчезла вместе с загадочной семьей. Жизнь тем временем шла своим чередом. Гостиница кормила нас, так что бедствовать не приходилось. Я состарился, дети – выросли, цари – все так же воровали у народа. Иногда все это меня радовало, иногда – обыденность и скука донимали меня вконец, и я в сердцах выходил на улицу подышать в тишине свежим воздухом. Как мне тогда хотелось, чтобы вновь случилось что-то необычное, ну хоть небо просветлело или звезда зажглась новая! Но небо оставалось все таким же черным, и звезд новых в ближайшем будущем не предвиделось.

Однажды, лет через тридцать после тех событий, я проснулся от странного шума на улице. Это были не просто беспокойные постояльцы или голодные коровы. Кажется, там кто-то митинг устроил очередной. Поспать не дадут! Вышел я наружу. А там, кажется, полстраны собралось: Иисус, проповедник из Галилеи, проходит через наши края и собирается в Иерусалим. Развелось проповедников в последнее время. А вот и он сам – обычный такой человек. говорят, он даже плотником был у себя на периферии. Вот такие дела! Кухарок поставили страной управлять, а плотников – в храмах службу править! Но при более близком рассмотрении оказалось, что Иисус был не просто проповедник. Во-первых, проповеди его были до неприличия простыми. Говорил он о том. что нужно любить друг друга, заботиться друг о друге и не делать другому того, чего себе не желаешь. Еще говорил, что Бог – это как отец, который любит всех людей и всем хочет блага. Поэтому Ему нужно молиться и служить, притом не так, как принято у нас – обряды, жертвы, а говорить с Ним, как с отцом родным и поклоняться прежде всего чистым сердцем. Еще говорил он, что пришло Царство Божье, то есть, пора всем покаяться и верить в Бога.

Да если бы все мы Иисуса этого послушали, то и жить легче бы стало. Но дело даже не в этом. Посмотришь на него – и чувство такое, будто прошла ночь и занимается заря. Или расходятся черные тучи, в прорывах сияет праздничное голубое небо. Неудивительно, что ради него, как я слышал, братки и налоговые инспекторы бросали свои дела и раздавали народу награбленное добро! Неудивительно, что слепые начинают видеть, а мертвые воскресают. Когда Иисус проходит рядом.

Оказавшись в толпе, я столкнулся с одной старушкой, чье лицо показалось мне знакомым. Где-то я определенно эту даму видел. Я заговорил с ней, и вот, что она мне рассказала. Иисус, оказывается, ее сын. А родился он не в Галилее, а в этих краях:

- Тогда нам нужно было успеть за документами, а в гостинице не было места. Поэтому хозяин отвел нас в хлев, где я и родила. Младенца даже положили в ясли – больше некуда было. А когда Иисус родился – на небе зажглась новая звезда, светила как раз на ясли с сыном. Само рождение Иисуса было чудесным: мне предсказал ангел, что от меня родится Мессия, Который спасет нас и даст нам истину. А потом Иосифу, мужу моему, тоже видение было, чтобы не удивлялся он ничему. Слыхано ли дело? Но самые чудеса начались когда младенец родился: сначала звезда, потом вдруг пришли пастухи и поклонились нам. Им, оказывается, тоже ангелы сказали, что Мессия родился. Потом еще пришли какие-то старцы с Востока, сказали, что по их вычислениям (это они звезды считали и увидали нашу. новую) должен здесь родиться великий Царь. Вот он и родился – царь, да только не такое его царство, как мы думать привыкли. Он царство Божье людям несет, истину рассказывает. Подарили нам мудрецы эти золото, ладан и смирну, как царевичам полагается. Они нам, кстати, пригодились: царь Ирод решил перебить всех младенцев младше двух лет включительно. Но Иосифу явился ангел, и сказал бежать отсюда. Мы и убежали. Потом, слыхали, тяжко вашим краям пришлось из-за Ирода…

Ну конечно же, и звезда, и погромы, и пара в хлеву! Да это же у меня в гостинице было! Спаситель мира, долгожданный Царь, сам Бог пришел тогда ко мне! Руки, давшие жизнь и здоровье сотням несчастных, не могли дотянуться до морды моего осла. Разве это не чудо? А я даже не нашел Ему места у себя дома! Я отправил Бога в хлев, подальше с глаз, хотя с радостью принял бы у себя дома заморских мудрецов. Я не дал Ему молока, хотя для высокопоставленных гостей еда у меня бы нашлась. Какая досада! Ко мне пришел Бог, а я не заметил Его, не принял Его, отказался от Него… Слава Богу, что теперь у меня есть возможность исправиться! Естественно, что с этого дня Иисус всегда был у меня желанным гостем. У меня в доме Он несколько раз учил, пока не ушел в Иерусалим. В Иерусалиме Его убили. Но ученики Его рассказали мне, что видели Его живым. Помня Иисуса, я не удивился: Он мог умереть, но не мог не воскреснуть. Тем более, что с его приходом прошла темная ночь и разошлись черные тучи. Занимается заря, показывается в просветах голубое небо и не стоит прятаться от долгожданного света.