Сказка о царе Романе

11.01.2013 17:28

Действующие лица:
Старшая сестра танцовщица
Средняя сестра модельер
Младшая сестра — Мария
Царь Роман
Царевич брат Иван
Наташа
Царь другого государства
Шемахинская девица
Брат Андрей
Народ, бояре, купцы, братья и сестры и другие

Три девицы под окном Пили кофе с молоком.
«Кабы я была царица, — Говорит одна девица, —
-Я б от поздно и до рано танцевала б в ресторанах.
На приемах мой посол исполнял бы рок-н-ролл.

«Кабы я была царица, — Говорит ее сестрица, —
-Я б за целый мир одна износила б полотна:
драп, велюр, из коверкота, шелка, бархата, нейлона,
и перлона, и силона, и чулки с ажурной пяткой,
с пяткой черной, с пяткой всякой, с пяткой в виде буквы «ч»,
и без пятки, и вообще…
Были б очень мне к лицу в нос и уши по кольцу.
Всех подруг созвала б в гости. Пусть бы лопнули от злости.

«Кабы я была царица, — Третья молвила сестрица, —
Я б для батюшки-царя родила богатыря».
Только вымолвить успела, дверь тихонько заскрипела,
И в светлицу входит царь, стороны той государь.
Во всё время разговора он стоял позадь забора;
Речь Марии по всему полюбилася ему.

«Здравствуй, красная девица, —Говорит он, — будь царица
И роди богатыря мне к исходу сентября.
Вы ж, голубушки-сестрицы, выбирайтесь из светлицы,
Поезжайте вслед за мной, вслед за мной и за сестрой:
Танцовщицей быть одной, модельером быть — другой».

Царь недолго собирался: в тот же вечер обвенчался.
Царь Роман за пир честной сел с царицей молодой;
А потом хмельные гости на кровать слоновой кости
Положили молодых и оставили одних.

Сестрам вызван репетитор — модельер и балетмейстер.
Курсы прежде изучают, так профессию получают.
И завидуют оне государевой жене.
А царица молодая, дела вдаль не отлагая,
С первой ночи понесла. В те поры война была.

Царь Роман, с женой простяся, в личный самолет садяся,
Ей наказывал себя поберечь, его любя.
Между тем, как он далёко
Заседает, обсуждает, как политику вести,
Во дворец послы пришли, весть благую принесли.
И царица с чистым сердцем приняла их,
Угощала. Стала изучать сначала,
Бога сердцем полюбила. И крестилась… В воскресенье

Наступает срок родин; Сына Бог им дал в аршин,
И царица над ребенком Как орлица над орленком;
Божьи принципы ей служат, и растет сынок — не тужат.
Вместе с ним несут весть людям…

Царь же, видя, что ему быть надолго одному
(он продлил командировку), вызвал,
Чтобы не скучать, двух сестер к себе… Начать
Всё рассказывать те рады.
«Родила царица в ночь не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку, а неведому зверюшку.
И сама переродилась — в секте прочно закрепилась,
Помешалася умом. Все из дома уж выносит,
А каки обтрепки носит!
Ходит по людям, тебя так позорит, не любя!
Новый год и день рожденья ведь не празднует,
Бездельем с утра до ночи она каждый день увлечена.
И правительственных дел не решает. — Беспредел!
Ну, не плачь. Не нужен ей тот, кто был всего нужней —
И письма ведь не послала!
(Ложь с конца и до начала)Приголубим мы тебя.»

Как услышал царь-отец столь нерадостную весть,
В гневе начал он чудесить и девиц хотел повесить;
Но, смягчившись на сей раз, с ними шлет такой приказ:
«Ждать царева возвращенья для законного решенья».
Возвратившись восвояси, рассердившись, в гневе, те
Изменили текст в письме: «Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром, и царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод …
Я с царицей развожуся и от сына отрекуся.».

Делать нечего: бояре, потужив о государе
И царице молодой, в спальню к ней пришли толпой.
Объявили царску волю — ей и сыну злую долю,
Прочитали вслух указ, и царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили, засмолили, покатили
И пустили в Окиян —Так велел-де царь Роман.

В синем небе звезды блещут, в синем море волны хлещут;
Туча по небу идет, бочка по морю плывет.
Но не плачет в ней царица; а, усердно став молиться,
С сыном руководства ждет: куда Иегова их пошлет.
Много мест, где весть нужна.
Слышит Бог таки моленья, Дает морю порученье:
«Ты, волна моя, волна! Ты гульлива и вольна;
Плещешь ты, куда захочешь, ты морские камни точишь,
Топишь берег ты земли, подымаешь корабли —
Не губи ты эти души: выплесни ты их на сушу!
Остров в море - вот — лежит, Туда ту бочку отнеси»
И послушалась волна: тут же на берег она
Бочку вынесла легонько и отхлынула тихонько.
Мать с ребенком спасена; землю чувствует она.
Но из бочки кто их вынет? Бог неужто их покинет?
Сильный ветер поднялся, Сук большой оборвался,
В бочку стукнул — раскололась — Дно той бочки откололось

Мать и сын теперь на воле; широко пред ними поле,
Многолюдный остров тот, вести не слыхал народ.
Сын подумал: добрый ужин был бы нам, однако, нужен.
И пошел на край долины у моря искать дичины.
К морю лишь подходит он, вот и слышит будто стон...
Видно у моря не тихо; смотрит — видит — дело лихо:
Плачет девица одна, и заходит — там волна накрывает деву в горе.
Видит: дева в море тонет. Сумасшедшим криком стонет.
Тут Иван поторопился, про себя он помолился,
Вынес на берег, потом, расспросил её о том,
Почему тако решенье приняла она…С сомненьем
Неохотно начала свой рассказ она тогда.
Вышла замуж дева наша, а зовут её Наташа,
Жить мечтала хорошо, но беда пришла в их дом.
Муж стал пить, буянить начал, помыкать он ею стал.
Невозможной жизнь в хоромах показалась —
тут уж с горя к морю кинулась она. Оказалось — не судьба!
Выслушав её страданья, проявив тут все старанья
Про судьбу поведал ей брат Иван — та поскорей
Изученье попросила и за всё благодарила.

Время шло, и мама с Ваней Библию с ней изучали
Брату нашему потом молвит чистым языком:
«Раз Иисус есть мой спаситель, мой могучий избавитель,
Буду Богу я служить. И достойно буду жить.
Ввек его я не забуду: Имя чтить его я буду»
Покрестилася Наташа, Помогает Ване с Машей.
Обошли уж все село, дней немало тут прошло.
Вот растет у них собранье. Пять ответственных уж братьев.
Зал построили оне, прям у моря, на горе.

__________________________________________________

Ветер на море гуляет и кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах на раздутых парусах.
Корабельщики дивятся, на кораблике толпятся,
На знакомом острову Чудо видят наяву:
Царства зал просторный, новый. И народ
Спокойный, добрый. Приглашают в Зал пройти,
Божьи чтоб узнать пути.
Как окончилось собранье, К тем, кто слушал со вниманьем,
Подойти спешат Иван с Марьей и несут журналы.
«Чем вы, гости, торг ведете и куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет,
Торговали соболями, чернобурыми лисами;
А теперь нам вышел срок, едем прямо на восток,
Мимо острова Буяна, в царство славного Романа...»
«Море видя, наблюдая, Бога дело созерцая,
Не поверите ль в него?» «Встретили вы нас тепло.
Хорошо все говорите, дело доброе творите.
Но поверить сразу, сходу? — нет. Пора уж нам в дорогу.
А журналы почитаем, дома мы поразмышляем»
Иван вымолвил тогда: «Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну, к славному царю Роману;
Братьям там от нас поклон». Адрес зала дал им он.

… Время шло. Мария к сыну тут с вопросом подходила:
«Здравствуй, сын ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» — Говорит она ему.
Иван печально отвечает: «Грусть-тоска меня съедает,
Одолела молодца: Есть и другие здесь места.
Надо весть нести повсюду. Здесь собранье уж давно.
В другое нам пора село»
Мама молвит: «Вот в чем горе!
Ну, послушай: хочешь ты служить Ему,
Иегове одному? Не печалься, радость в деле
Господа ты обретешь и овец других найдешь.»
И руками замахала, сумку быстро так собрала
И пошли с утра оне к чужедальней стороне.

Целый день прошедши так, лечь решились на тощак.
Вот открыл Иван наш очи; отрясая грезы ночи
И дивясь, перед собой видит город он большой,
Стены с частыми зубцами, и за белыми стенами
Блещут маковки церквей, множества монастырей.
Он скорей Марию будит; та как ахнет!... «То ли будет? —
Говорит он, — вижу я: ждут нас испытания».
Мать и сын идут ко граду. Лишь ступили за ограду,
Оглушительный трезвон поднялся со всех сторон:
К ним народ навстречу валит, хор церковный их не хвалит,
Стража их к царю ведет — он в ответе за народ.
«Что же вы за господа, вы откуда и куда?
Что за весть вы тут несете и куда потом пойдете?» —
Мать с Иваном рассказали, как свет истины узнали,
Что была она царицей и плыла в бочке-темнице,
Как им Бог помог в пути мир и радость обрести.
Царь, подумав, что есть сил, мать Марию отпустил.
А Ивана взял под стражу. Тут подумать надо дважды.

У царя была царица, Шемахинская девица.
Красоты полна все дни — что кольцо в носу свиньи.
Об Иване та прознала, стала навещать его каждый вечер в точный час.
Говорил он ей о Боге. — «Нормы Бога очень строги.
Ну и что, что я — жена? Я тобой увлечена».
Вот выходит повеленье — мудрое царя решенья —
Ваню выпустить, свободу даровав ему,
народу пусть весть Царства он несет.
Ваню мать встречать идет,
И, обнявшись, по дороге укрепились вместе в Боге.
Видно, Бог благословил — свободой слова наделил.
Верно вместе Богу служат…
… Вот однажды наш Иван
Купался в море, загорал. Отдохнуть решил в тени.
Кто идет к нему? — Смотри!!!!...
Тут развратная девица, Шемахинская царица
За руки его схватила, сладки речи говорила.
Он Иосифа пример помнил.
Бога он не захотел огорчить.
И изловчился. Очень быстро удалился.

_______________________________________________________

Ветер весело шумит, Судно весело бежит
Мимо острова Буяна, К царству славного Романа,
И родная сторона Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости; Царь Роман зовет их в гости,
Царь Роман сидит в палате На престоле и в венце
С грустной думой на лице; Танцовщица с модельером
Около царя сидят И в глаза ему глядят.
Царь Роман гостей сажает За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа, Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем, иль худо? И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо, В свете ж вот какое чудо:
В море островок лежит, И теперь на нем стоит
Новый зал с народом новым, С поведеньем образцовым,
Братство дружное у них ….
Тот народ и здесь живет. Благую весть он всем несет.
Адрес есть, возьми его. Привезли мы им поклон.».

Царь Роман дивится чуду; Молвит он: «Коль жив я буду,
Чудный остров навещу, А здесь Зал Царства посещу.».
Модельер и танцовщица Не хотят его пустить
Чудный зал тот посетить. «Уж диковинка, ну право, —
Подмигнув другим лукаво, Танцовщица говорит, —
Кто же Зал тот посетит? Лишь убогий, иль безногий,
Иль ума лишился кто. А тебе-то царь, почто?
Пир устрой, а я станцую.
Разгоню твою тоску — я ведь много что могу!»

Модельер в ответ кивает
И уста тут открывает: «Да, Роман, прошу тебя,
Пир устрой. Я для тебя сшить наряд готова новый.
Всех затмишь ты красотой. Юдашкин рядом и не стой!
Время даром что терять?»

В думе царь: душа-то просит, так и тянет и уносит.
«Что я? царь или дитя? — Говорит он не шутя: —
Нынче ж еду!» — Тут он топнул, Вышел вон и дверью хлопнул.
В Зале побывав, Роман любопытным очень стал:
Где теперь моя-то Маша. Иль воскреснет? И Иваша?
Будем вместе жить в Раю? …Верю Богу? — Почему?
Столь серьезны обещанья — видно надобны тут знанья.
Все проверю, что к чему. К вам я в среду загляну…
…Тут Роман за дело взялся. С утра до ночи читает,
Все по Библии сверяет. Жизнь свою уж изменяет,
Все собранья посещает.

Вот оставил он престол и в служение пошел...
О пути своем потом передумал он путем;
Что готов душою страстной за Иеговы весть прекрасную
Он пешком идти отсель хоть за множество земель.
Братья тут, вздохнув глубоко, молвили: «Зачем далёко?
Остров в море, град на нем …
Стены с частыми зубцами, и за белыми стенами
Блещут маковки церквей, множества монастырей.
Там есть группа». Поскорей
собирается в дорогу бывший царь,
Купил билет на корабль… и сел.

И желанная страна вот уж издали видна;
Вот Роман на берег вышел;
Видит: перед ним село. Полсобрания пришло.
Братья, сестры ведут в гости,
Его кормят и поят и ответ держать велят:
Как, скажи, узнал о Боге, не устал ли ты в дороге?
И поведал им Роман, как он жил и кем он стал.
Что был грозным он царем, и несдержанным притом.
Что чужие разговоры он подслушивал порою,
В гневе мог и покричать, топнуть, хлопнуть, поворчать.
Что жену оставил он на сносях, а без него,
Как ему про то сказали, родила она Ивана. Да сынок не уродился,
Мать с ним с горя утопилась. Воскресенье он так ждет! Будет там здоров сынок.
…Братья тут переглянулись, втихомолку улыбнулись.
То-то радости, видать, им в ближайше время ждать!
А ему: «Как счастлив ты, божии узнав пути.
Бог Иегова — сильный Бог, чудес много сделать смог.
Отведем тебя туда, куда послан ты не зря.»

…Вот и город за стенами. Вышли встретить Маша с Ваней.
Что же видят? Царь идет! При костюме — брат ведет!!!!
Марья тут, взмахнув руками, заморгала вдруг глазами,
Опустилася в кусты, поднялася, отряхнулась
И к Ивану обернулась: твой отец идет служить!
А сама-то величава, выступает, будто пава;
А как речь-то говорит, словно реченька журчит.
Ваня маму обнимает, а от счастья весь сияет,
И ведет ее скорей к ним навстречу. Брат Андрей
Говорит Роману: « Вот: и жена твоя, Мария, и сынок твой живы ныне.
Иегова любит их, что же ты Роман притих?»

У Романа сердце бьется, по щеке слеза уж льется —
И жены своей лицо узнает он, и кольцо на руке ее родное,
Что тут было! Мы не скроем — редко видели такое!
Их наш Бог соединил, узы брака укрепил.

И живут они, не тужат, Иегове верно служат.

http://biblefamily.ru/semejnyj-vecher/skazka-o-care-romane.html